Taro Mori
Самый важный шаг.


Призраки видений одолевают меня - тихонько чертят силуэты воздушных замков и обнажают фрагменты придуманных разговоров. Застывшая сказка готова ожить в любую секунду, её очертания поднимаются невидимым ветром и танцуют на фоне пейзажей незнакомого города. Перспектива очнуться пугает, но, я знаю - совсем скоро она обернётся переходом через персональную тьму.
Приступы паники озаряются вспышками истлевающего прошлого, не дают сосредоточиться на происходящем.

Мне кажется, я постоянно о ком-то тоскую. А иногда мне даже кажется, что я знаю этого человека. Но потом, так и не найдя объяснения его равнодушию, я снова не уверен.
Любовь узнает только тот, кто однажды её рисовал, растворяясь в красках предрассветного неба. И пусть никто не знает чем я дышу. Это не нужно, если где-то дышишь ты. Однажды я снова увижу тебя…

К чёрту монотонную логику всех и каждого, возводящих в культ важности отблески бытия. К чёрту чужие истины и величия возведённые на руинах ничтожности. Самый важный шаг лежит в другой плоскости - вернуться. И жить... так, чтобы мечты опрокинулись глубиной в самое сердце, чтобы стали реальностью в круговерти бесконечного танца.

Но какая разница, что там, в реальности? - если вне её, у меня нет ничего, кроме бледнеющих в свете истины иллюзий. Они не позволят мне перейти Мост в одиночку.

Безграничность моей персональной Бездны скована лишь кислородной маской - искусственной системой жизнеобеспечения.
Больно. Но боль эта другая, она не имеет ничего общего с мучениями отмирающих нервных окончаний, которые может причинить покалеченная плоть.

Отчаянный в своём беззвучии, заведомо бесполезный крик сквозь падающие звёзды ночи с четверга на пятницу.

Беспокойные голоса вдали, звук каталки по неровному полу. Чья-то попытка реанимировать почти мёртвое тело.
Покоряюсь неведомой силе, внезапно вырывающей меня из объятий осквернённой Темноты. Агония прекращается, и я вновь теряю все смыслы, что обрёл за уровнем Грани.

- Кто-то приходил к тебе, пока ты спал. - Измученный взгляд отражает добродушную улыбку доктора в стерильных одеждах.
- Зачем я снова здесь? - прилагая неимоверные усилия шепчу я, пока страх скрытого смысла не начал просыпаться, исключая вероятность смирения с неизбежным. Действительность постепенно смешивается с унылостью мегаполиса и синевой далёких небес за окном.
Краски осени уже давно расплескались по улицам и дорогам, отразившись в каждой витрине и даже в глазах. Умиротворение ненадолго поселяется в израненном сердце.